Кому нужна тайна усыновления?

Человек рождается для ЛЮБВИ. Мы должны научиться дарить ЛЮБОВЬ каждому! А дарить ЛЮБОВЬ и посвящать свою жизнь детям — это значит, что жизнь уже наполнена смыслом. Давайте учиться дарить ЛЮБОВЬ и ТЕПЛО всем детям! Ведь для ЛЮБВИ абсолютно не важно, кому вы ее дарите: родному или усыновленному ребенку! В ней нуждаются все!Family-summer-fun В нашей стране тайна усыновления ребёнка охраняется законом. Теоретически. Практика же изобилует примерами грубого и бесцеремонного нарушения этой тайны на фоне постоянных дебатов педагогов, психологов, законотворцев о необходимости её отмены по примеру других стран. Нужна ли кому-нибудь в сегодняшней России тайна усыновления? Затрагивая деликатный вопрос сохранения тайны усыновления, нужно помнить, что речь идёт о неразглашении абсолютно никаких сведений сотрудниками тех организаций, которые по роду своей профессиональной деятельности имеют отношение к усыновлению. Это может быть информация о самом факте усыновления, о конкретных усыновителях или усыновлённых, а также данные о биологических родителях ребёнка. Однако часто и порой ошибочно под тайной усыновления понимается стремление приёмных родителей скрыть от своего ребёнка, пусть и не кровного, историю его появлении в семье. Ребёнок имеет право на знание, понимание и оценку ситуации, и правильно помочь ему разобраться с решением этих вопросов должны родители. Чем раньше узнает малыш, что он появился на свет благодаря другой женщине, а не той, кого привык считать мамой, тем легче он воспримет это знание и примирится с ним. Даже возможные переживания и дополнительные расспросы ребёнка гораздо лучше, чем замалчивание истинного положения вещей, возведение его в статус запретной темы, постоянный страх угрозы разоблачения. Тайна усыновления — это прежде всего тайна от третьих лиц, а не от ребёнка. Не нужно кричать на каждом углу, что ребёнок приёмный, но сам он пусть знает о себе правду, причём не просто знает, но и сумеет промолчать о ней. Эта правда не обидна или унизительна ни для него, ни для людей, ставших ему родителями, но она неоднозначно и чаще всего негативно воспринимается общественной моралью. family1Тайна усыновления очень нужна приёмным семьям: и детям, и родителям, как бронированная дверь, чтобы спрятаться за ней от вездесущих недобрых глаз. Российский, а точнее, постсоветский менталитет в принципе отрицает какую-либо культуру отношения к семьям с приёмными детьми. Усыновление ребёнка нередко воспринимается как публичное признание родителей в собственном бесплодии, что практически приравнивается к физической несостоятельности, неполноценности, почти что уродству. А если ребёнок усыновляется семьёй, уже имеющей детей, то позор бесплодия пары заменяется диагнозом посерьёзнее, из области неизлечимых психических болезней. Принятие в семью чужого ребёнка порой рассматривается обществом как один из способов нечистоплотных, по его мнению, усыновителей получать от государства социальные льготы и денежные выплаты. Или заиметь в роли приёмного существа бесплатную рабочую силу для решения сельскохозяйственных проблем на приусадебном участке или в фермерском хозяйстве. Общественная мораль не только не пытается уважать усыновителей, но и постоянно подозревает их в алчности и корысти. Отечественные средства массовой информации с нездоровым любопытством и злорадством подбрасывают в огонь неприятия семей с приёмными детьми свою порцию дров в виде газетных публикаций и телевизионных сюжетов о побоях, болезнях и гибели усыновлённых малышей по вине жадных и бездушных родителей, нарочно или нет меряя все приёмные семьи  одной меркой.  Это пламя гнева и ненависти перерастает в костры святой инквизиции, в которых корчатся и страдают тысячи невинно осуждённых усыновителей, посмевших проявить инакомыслие и выступить против общепринятых канонов, став родителями некровного ребёнка. Тайна усыновления спасает маленького приёмного человечка от крена предвзятости по отношению к нему со стороны соседей по дому, воспитателей в детском саду, учителей в школе, друзей и особенно их родителей. Она является своеобразной верительной грамотой, реализующей возможность добрососедских и уважительных отношений окружающих с усыновлённым ребёнком, не позволяющих искать причины его неидеального поведения в дурной родительской наследственности, передавшейся от алкоголиков-наркоманов-преступников, и ограждающих его от оголтелых необоснованных обвинений в причине всех возможных недоразумений, обид и даже  драк с «нормальными», неусыновлёнными детьми. Российская мораль, к сожалению, не готова уважать усыновителей. Она лишь ищет камень потяжелее, safe and happyчтобы запустить им в лицо усыновлённому ребёнку, обозвав подкидышем, чтобы сбить с ног приёмную мать, которой не посчастливилось родить самой, обвинением её в причастности к тридцати абортам, якобы сделанных ею в молодости и ставших истинной причиной бесплодия. Иногда она прячет своё презрительное осуждение под маской брезгливой жалости и лживого сочувствия, давая советы по воспитанию усыновляемых детей и справляясь о здоровье приёмного малыша бодрым ханжеским голосом, в котором помимо лицемерной заботы набатом звучит фарисейская молитва: «Господи, спаси, сохрани и помилуй нас от этого ужаса!» или ещё хуже, непоколебимая уверенность в том, что усыновление — закономерная и справедливая кара иным грешникам-усыновителям за проступки в прошлой жизни. Иногда, правда, есть плюсы от открытия тайны усыновления. Люди слышат о семьях с приёмными детьми и тоже начинают примерять эту ситуацию к себе. Однако чаще всего это происходит не вследствие преподнесённых на позолоченном блюде телеэкрана или глянцевого журнала штампованных историй усыновления, разукрашенных как пасхальные картинки, обсыпанных стеклярусом и обвязанных шёлковой розовой ленточкой и рекламируемых в качестве необходимого противовеса ранее поведанным историям о родителях-убийцах. Как правило, толчком или катализатором усыновления служит пример знакомой семьи с приёмным ребёнком, её реальная жизнь, наполненная такими же заботами и радостями, что и будни обычных родителей. Семьи, где живут без оглядки на жестокие предрассудки, грызущие и снедающие общественное мнение, где не стесняются открыто делать добрые дела, до сих считающиеся по нынешним меркам постыдными и сомнительными. А если эти семьи тоже спрячутся в панцирь молчания и отчуждения? Всё могло бы быть совершенно иначе, если бы в обязательную практику подготовки специалистов, работающих с людьми (медиков, учителей, воспитателей, журналистов и чиновников разных мастей) ввести вопрос о том, насколько бережно они должны касаться этого таинства усыновления, вдумчиво и осторожно распоряжаться сведениями, попадающими к ним в руки. Пусть работники школ, детских садов, больниц учатся адекватно реагировать на информацию, что в зону их практики попадает семья с усыновлённым ребёнком, не выискивая в ней какие-то скрытые дефекты и тайные изъяны и не унижая ненужной жалостью или подозрительностью. Возможно, когда-нибудь общество начнёт понимать, что каждая история усыновления — это особенный, единичный, уникальный случай, за которым может скрываться трагедия однажды брошенного малыша и боль бездетной семьи, и задумается о том, что же в реальности скрывается за страшной тайной усыновления, за которую как за единственный спасительный круг сегодня держатся семьи с приёмными детьми.


 Специально для «Женской Линии» о тайнах усыновления Елена Белова

Елена Белова

Елена Белова

Притворяюсь писательницей. Люблю читать, мечтать и разговаривать сама с собой. Владею филиалом самого настоящего зоопарка в числе пяти душ домашней скотины. Верю, что всё обязательно будет хорошо!
Недавно выпустила свою книгу «Мать-ехидна лучше всех»
Елена Белова

Latest posts by Елена Белова (see all)

Вы можете почитать также...

4 комментария

  1. Елена:

    Да, тайна усыновления — это проблема… У тех, кто не желает ее сохранять, своя правда, но и тех, кто стремится ее сберечь до поры до времени, понять можно. А еще труднее не усыновителям, а опекунам: я столкнулась с тем, что и в звании мамы мне отказывают. Спасибо, хоть опекуншей не кличут! С точки зрения этих врачей и чиновников, я, наверное, свою дочь должна именовать «опекаемой девочкой»… Кроме того, тайна усыновления — термин юридический, а тайны опекунства просто нет. Любой может сказать моему ребенку: «У тебя мама ненастоящая!», причинив тем самым психологическую травму — и что мне делать?! Да, я законный представитель интересов своей дочери, да, только я решаю, когда ей можно будет узнать, где она находилась до своих 4 месяцев, но как это объяснить людям, которые используют случайно открывшуюся им информацию в своих интересах? Бабушка одной из одногруппниц дочери в садике даже шантажировала меня: «Не покажете ребенка психологу, я пожалуюсь в органы опеки и попечительства!» А причиной была обычная детская ссора и обида ее внучки, на которую бы эта бабушка, убеждена, и внимания не обратила, если бы не знала того, то знать не должна… Мой совет попавшим в такую ситуацию: предупреждайте таких людей о возможной встрече в суде, обращайтесь сами за юридической и психологической поддержкой, ставьте в известность о происшествии руководство садика или школы… Мне это помогло: бабушка испугалась, а для тех, кто занимается воспитанием, это стало уроком — они задумались, надо ли содействовать распространению той информации, которая даже с юридической точки зрения не является тайной… Спасибо автору за статью: о многом заставила задуматься.

  2. Гостья:

    Я-мать усыновлённого ребёнка.Я полной ложкой черпаю унижения за это усыновление, начиная от докторов поликлиники, которые не желали ставить моего ребёнка на учёт и заканчивая обычными знакомыми, типа бывших учительниц из школы или соседок, донимающих расспросами о ребёнке: кто его родители, почему я сама не рожаю и так далее. Я не жалею об усыновлении и люблю ребёнка, ставшего моим. Но я против усыновления в том виде, в каком оно сейчас находится в России. Пора перестать относится к усыновлённым детям и вообще к семьям с усыновлёнными детьми как к бесплатному аттракциону, на который все бегут поглазеть и потыкать пальцем с грязными ногтями. И пора перестать оценивать женщину по детородным качествам, как скотину, яловая она или дойная. Если женщина не рожала, то она не худшая женщина, чем другие. И не худшая мать. Однажды я читала статью о матери, чей ребёнок даун. И о том, как акушерка, принимающая у неё роды, сказала: наверное, мать дауна согрешила сильно, обидела кого-то или что-то украла, вот такой ребёнок и родился. И я часто слышу в адрес своей ситуации подобные мнения: не смогла родить ребёнка, значит, в чём-то провинилась. Очень прошу: не надо быть жестокими к тем, кто не похож на вас. Почему-то люди так уверены, что уж их-то точно не коснутся проблемы усыновления и всего, что с этим связано. А это может коснуться любой из нас. Даже если у вас есть дети и вам не грозит стыд бесплодия и усыновительства, это может случится с вашими дочерьми или внучками. Поэтому не нужно фыркать за спиной женщин, которые растят приёмных детей и считать себя в чём-то выше и достойнее их.

  3. Женская линия:

    Мамы, дорогие… даже не думайте (или хотя бы постарайтесь не обращать внимания) о том, что вам приходится выслушивать от морально незрелых людей… нормальному, здравомыслящему человеку даже в голову не должны приходить подобные мысли: обвинять женщину в том, рожала она или нет… усыновила ребенка или нет… да какое ИМ дело?? Люди, не способные понять, сами не способны ЛЮБИТЬ… им просто неведомо это чувство! Любому ребенку нужна наша ЛЮБОВЬ, ВНИМАНИЕ, ЗАБОТА…. И как замечательно, что они находят свой ДОМ и ЛЮБЯЩИХ людей…. Остается только сожалеть, что наше общество настолько еще незрело и дико. А всем родителям хочется пожелать терпения и понимания. Знайте, что не все разделяют мнение недоброжелателей. И всегда найдутся люди, готовые поддержать или помочь.

  4. Юля:

    У нас с мужем есть сын и дочь. Сын биологически родной, дочь мы удочерили. Это решение пришло к нам не потому, что мы не здоровы и не можем родить ребенка. Мы решили, что можем помочь хоть одному ребенку волею судьбы оказавшегося в сложной ситуации. Ведь одно дело оказывать благотворительную помощь, а другое дать ребенку любовь, заботу, семью, воспитание, образование. Безусловно это огромный груз ответственности, так как мы решили изменить судьбу ребенка. Не могу сказать, что мы столкнулись с непониманием со стороны знакомых, коллег, друзей и знакомых, врачей. Некоторые не очень понимали зачем удочерять чужого, если можно родить своего. Многие наоборот выражали понимание и поддержку.

    Наши родители были очень рады такому решению и всячески нам помогают с дочкой. Прошел год, наша доченька подросла. Окружена любовью, заботой и лаской со стороны родителей, братика, бабушек и дедушек. Мы ее очень любим. Доченька очень талантливая, обладает острым умом, любит танцевать и петь. Отличается по развитию от своих сверстником, явно опережая их. Хочу сказать всем, кто сомневается «усыновлять или нет». Не сомневайтесь, усыновляйте и удочеряйте. Радость, которую вам принесет ребенок, не сравнится ни с какими заботами, недосыпаниями, непониманием. Что касается тайны усыновления, мы планирует не скрывать от своей дочери правду. Так как считаем, что лож с нашей стороны может быть воспринята как предательство. Мы стараемся выстраивать со своими детьми доверительные отношения. Ничего страшного в том, что заботу и любовь мы взяли на себя вместо биологических родителей.

    Я не осуждаю их, так как не имею на это права. Кто знает, что могло произойти в жизни человека, чтобы стать на путь отказа от ребенка.

Добавить комментарий